Годное чтиво

Пульт

Пульт

Фантастический рассказ.

Куска лишь хлеба он просил,
И взор являл живую муку,
И кто-то камень положил
В его протянутую руку.

«Нищий» (1830), стихотворение М. Ю. Лермонтова

К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич».

«Свободы сеятель пустынный», отрывок из стихотворения А. С. Пушкина

Солнце щедро отдавало энергию, заполняло всё вокруг бесконечно-жарким светом. Пляж раскалился до той степени, когда знойное марево вилось струйками над галькой и искажало действительность.

Я только что выбрался из моря и прыгая по раскаленным камням, добрался до спасительного лежака. Полил его водой из пластиковой бутыли, нагретое дерево жадно впитало морскую влагу и слегка подернулось паром. Упал и закрыл глаза. Наверное, уже пора сматывать удочки. Клев окончательно прекратился, наловленная ставридка вяло бултыхалась в сетке у волнореза. Становилось всё жарче и жарче. В такое время хочется забраться куда-нибудь на балкончик, увитый побегами киви и винограда, разрезать ледяной арбуз, налить бокал холодного белого вина. Всё это имелось неподалеку, в домике, где я снимал комнату.

На скромную жизнь еще хватало кредитов. Чтобы пробраться в Метрополию, пересечь бывшую границу между двумя бывшими странами и получить допуск для работы на бывших Олимпийских Объектах, нужен был допуск и счет в Астрабанке.

У меня же были только случайные заработки через FreeNet, сеть, которую каким-то чудом развернули через провайдеров первого уровня, когда над планетой опустился глобальный файервол, когда мегаполисы полностью стали контролировать глобалверы — одно из самых агрессивных и жестких направлений в изламе. Излам? Излам это то, что правит нашей планетой, ну или делает вид, что правит, на самом деле за этим религиозным направлением, которое подмяло под себя все остальные конфессии стоит нечто другое. Для человеческой массы — это называется излам. Все остальные религии умерли. Бог умер и все прочие боги тоже умерли — вместо этого сейчас существовала Концепция Информационного Поля.

Излам — это не то, что вы подумали, это только созвучие. Из-Лам, ламаизм, буддизм — это то, что осталось после Третьей Мировой войны. Она началась с гражданских войн, с социальных конфликтов в арабско-азиатском регионе. Потом была серия терактов в Европе, в США, в России. Массовое применение снарядов с обедненным ураном. Распространяющаяся онкология. Аварии на АЭС, сначала в Японии, потом в Китае. Потом, оказалось, что главный Монстр не выносит радиации. Ему пятьсот тысяч лет, он Древний, самое старое существо на планете.

Но вот с радиоактивностью не дружит. Поэтому, чтобы не потерять планету, раса Рептов, к которым принадлежал Монстр и Всепланетный Президент, он приказал провести полное сокращение радиоактивных материалов и дезактивацию. Остановились и размонтировались все атомные станции. Были уничтожены все рентгеновские установки. Было ликвидировано атомное оружие. Только вот с дезактивацией было сложно. Вернее, дезактивировали в основном элитные районы. Побережье Черного моря оставалось и так чистым. В Метрополии, в подземном городе и поселился Всепланетный Президент. После того, как Россия победила Китай и США в Третьей Мировой. Цена такой победы была достаточно высокой — с карты практически исчезли Москва, Петербург и другие крупные мегаполисы. Мировые элиты планировали оставить только Австралию и Канаду, но осталось больше. Мировые элиты… социопаты с комплексами и деформированной психикой, на самом деле.

Энергию брали из ТрансПрома — энергоцентрали, выведенной через систему специальных энероговодов от Солнца. Кто-то платил кредитами за энергию из стандартных источников, кто-то (типа меня, альтернативщика) платили за солнечный свет. Платишь налог — работаешь, нет — отключают энергоцентрали, солнечные батареи. Ну, или отрубают доступ в сеть — у Правительства было множество способов, чтобы достать самого несогласного из несогласных…

Хорошо бы ставриду проверить на радиоактивность. Перед тем как жарить. А радиометр я опять в домике забыл… ведь если она того, то зря таскать… Жара!

Стран никаких не осталось. Так, ошметки… Страшно? Нет. После того, как изобрели чипы. Чипы спасали от лейкемии, от вирусов, от бактерий. Человек становился бессмертным, органы, которые не справлялись с избыточной радиацией и последствиями техногенных катастроф заменяли на импланты. Конечно, органы заменяли. Кто мог за это заплатить или отдать в качестве материала фрагменты своих близких. Когда ты видишь многочисленные смерти окружающих тебя людей, все это становится несущественным. Лишь бы выжить. Лишь бы твои родные жили. Ведь излам говорит, что после смерти нет ничего, кроме тех, у кого есть кредиты.

Да, твои умершие приходят, если заплатишь. Если ты на хорошем счету в Правительства, если у тебя не было актов гражданского неповиновения. Если ты сдавал каждого второго ребенка в Общий Фонд Биомассы… Многие предпочитают совсем не рожать детей. Это естественное ограничение рождаемости. При этом — мы живем двести лет. Так задумано. А если нет… Ты против всех, все — против тебя. Или ты — глобалвер, тогда живешь «вечно», или ты — анархист, но тогда живи 200 лет и сдохни. Без иллюзий. И это — благо.

Глобалверы вышли из среды бывших гастарбайтеров, которых так хотели интегрировать в новое для них общество. Я не против всего этого, пока таким как я анархистам они позволяют жить на периферии. Иначе бы меня не было на этой планете… И на других — Агентство Иррациональной Безопасности достанет.

Мне слегка повезло, я нашел на пляже чип доступа во FreeNet через Tier-2, отдыхала компания криптогархов, они его потеряли. Чип не заблокировали. Чип почему-то до сих пор работает. Благодаря ему я живу, получаю заказы, оплачиваю счета и снимаю маленький деревянный домик на берегу Черного моря.

Занимаюсь производством гогров, это голографическое граффити, модная тема в молодежной среде и в различных субкультурах. Изготовив гогр, делаю закладку в инфосети и отправляю заказчику пароль. Оплата идёт только вперед. Заказчики скачивают мои граффити и наносят в общественных местах, как правило на площадях, в мегамаркетах, у жилищ богачей, протестуя таким образом против общества потребления и властей. Есть у них какое-то подземное сопротивление, но я не вдавался в подробности.

Однако, не все из моих клиентов являются такими уж отпетыми анархистами. Есть среди них и художники, устраивающие вполне себе легальные выставки. Они хорошо зарабатывают, продавая мои голограммы богачам и криптогархам. Темы работ самые разные. Сейчас к богачей модно Средневековье, криптогархи предпочитают видеть себя в интерьере космических кораблей и среди флоры и фауны других планет. Все это — оптическая иллюзия, технология гогров несовершенна и они ограничены во времени. Поэтому я обеспечен работой. Копить на легализацию еще долго, накопить на звездный корабль и улететь отсюда еще дольше. Так что я редко расслабляюсь. У меня есть цель. Хотя у людей и нелюдей, которые пытаются меня вычислить тоже свои цели, поэтому львиная доля доходов идет на заметание следов в инфосети.

Живу я в месте, которое когда-то, очень давно называлось Пиленково. Потом Цандрыпш или Гантиади. Или в начале было Гантиади, а потом — Цандрыпш? Или — дрипш ? А раньше оно было  Пиленково ? Сейчас это уже не имеет никакого значения, как и национальности с их разноплановыми амбициями. Позднее поселок сменил название на Сандр. Обычный туристический поселок для низшей и средней категории биомассы (раньше их называли быдлотуристы). Остальное, когда-то Черноморское побережье, было фрагментировано. В Метрополию запретили доступ всем, из персонала работали только лишь чипованные волонтеры. Нечипованных граждан в этом районе не было — их всех отселили в период Большого Катаклизма, когда суперсмерч смыл множественные села и мелкие городки вдоль русла Мзымты в море. Именно тогда я покинул Метрополию. Я бежал на территорию бывшего сопредельного государства. От которого тоже остались только лоскуты.

Хуже всего было сырой осенью и холодной зимой. Отопления в моем плетеном домике-сарайчике не было, поэтому я приспособил корпус от сервера в качестве печки. Корпус был из толстого металла и пока не прогорал. Прогорала водосточная труба, которую я приспособил для вывода дыма наружу. Но трубы имелись в избытке в окрестных развалинах домов. Дрова я собирал на пляже, щедрое море выбрасывало их в достаточном количестве и я делал необходимые запасы после штормов.

Стены изнутри обшил разрезанными пластиковыми бутылками, жестью от пивных банок и винными пробками. Во-первых — это было красиво, во-вторых — дуло из щелей меньше. Да, это кропотливый труд, на всё у меня ушёл сентябрь и ящик гвоздей. Материал собирал всё лето. Многослойная крыша из кровельного железа и рубероида была достаточно прочна, чтобы сдерживать напор субтропического ливня.

Летом вход прикрывала занавеска из винных пробок, пробок от шампанского и пивных крышечек и морских раковин. Еще у над входом висела композиция из нескольких пластиковых моделей самолетов. Краска с них частично облезла, но можно было видеть и кресты, и звездочки, и красные круги на крыльях.

Это был мой карго-культ. * Я молился занавеске и самолётикам, рассказывал им о своих мыслях и желаниях. Иногда, как бы в ответ, море или случайные люди приносили мне мои просьбы. Ни о чём не мечтал давно уже — в этом не было никакого смысла…

Упал на выбеленный деревянный лежак. Очень хотелось есть. Но еды не было и на неё надо было еще заработать… или дойти до вожделенного домика. Ещё имелся доступ к Торговцам. Забросил руку перед собой и сгреб гость камешков. Мелкие отсеклись, рассыпались, остался один, серый. С дыркой в центре, весь в вмятинах, которые выело море. Словно пульт от излавизора. Пульт? Да нет, обычный камень. Вообще-то, необычный, металлические прожилки паутинкой разбегались в разные стороны. Золотая Паутина! Это же знак АИБ! А не выбросить ли мне его в море?

Вложил пальцы в вмятины. Придавил слегка. Последнее, что я вспомнил — развалины храма на берегу, окруженные древним кладбищем. Раньше была такая традиция — устраивать кладбища на берегу моря, как правило это происходило возле старых храмов. Когда-то, очень давно я напился в хлам и пришел к бывшей жене, но она не открыла мне калитку… тогда я купил еще вина и ушел на берег моря. Забрел в такой старый храм, забрался в так называемый «алтарь», зажег вокруг круг из свечей, которые нашел вокруг, допил бутылку, помедитировал на звездное небо и пошел купаться. Прошел кладбище, вышел на пляж… шторм. Чуть не утонул тогда. Обошлось. Часто бывает, что предел нашей человеческой дурости…

— Копай, копай лучше! Тебе лежать.…А это еще что за член-корреспондент?

Я стоял в яме, выкопанной по колено. Рядом лопатой теребил землю какой-то испуганный человечек, весь в глине. Лицо его был землистого цвета. Костюм-тройка. Желтая глина на костюме и на лице. Наверху стояли люди в камуфляже и с автоматами. Стволы смотрели в нашу сторону.

— Ты откуда такой? Мы вроде не заказывали второго.

— Я случайно здесь оказался.

— Случайно только кошки рожают. Ты АИБэшник, что ли? Из группы зачистки?

— Да, — соврал я.

— А и Б сидели на Трубе, А упало, Б пропало, что осталось на Трубе?

— Осталась Иррациональность, — ответил я. Считалку-пароль АИБшников я узнал когда-то в одной старой книге, найденной мной на пляже. Позднее книга выручала меня и в других случаях.

— Вылезай тогда. А ты, будущий жмур, копай, чтобы просторней лежалось. Тебе ведь тут долго отдыхать, — и он заржал, запрокинув голову.

Я выбрался из ямы, мне даже «любезно» протянули крепкую ладонь. Значит это «черная полиция», очистители из АИБ, вытаскивают кредиты у кого-то из коммерсов. Они любили подобные меры устрашения.

— Много должен? — кивнул я на коммерсанта в яме.

— Пожизненно! Доказывал в ФэйЭсБуке, что наш Президент — мутант. Поэтому приказано стереть его, имущество конфисковать в Пользу. Но имущества оказалось много, в последний момент приговорили просто закопать в лесочке. Контролировать будешь?

— Нет, у меня дела еще в этом районе.

— Хорошо, вот только браслетик предъяви и иди на четыре стороны. Порядок такой, сам знаешь.

— Браслетик?

— Да, он самый.

— Я на спецзадании, у меня Пульт есть.

— Пульта мало, а вдруг ты совсем не тот, за кого себя выдаешь? Вдруг ты его где-то сбондил? Так, похоже на неповиновение…

— Вы ошибаетесь, офицер, об этом будет немедленно доложено вашему руководству.

— Кому ты грузишь, я тебя сразу раскрыл, падаль, у тебя даже Гуглогласса нет, не говоря уж о ментальном коммуникаторе. И браслета нет. И чип отсутствует, как у благонадежного секретного агента. У меня сканер вшит! А ну, руки на затылок! — он навел на меня автомат. Я сдавил пульт в руке. И исчез.

Насколько я знаю из FreeNet — пульт работает на ассоциациях. Он захватывает часть переживаний или воспоминаний и перебрасывает путешественника в то место, о котором думали или говорили в последний момент перед нажатием. Есть у пульта алгоритм, согласно которому можно попасть в заданную точку — для этого надо настроить девайс комбинацией нажатий на активные точки и несколько раз переместиться в заданных направлениях. Но если пульт не настроен — он захватывает часть переживаний субъекта и перебрасывает его согласно этим переживаниям. В момент нажатия я почему-то на долю секунды подумал об офисе компании Гугол. И оказался в нём самом. На другой стороне планеты, в Калифорнии. Маунтин-Вью. В одной из гуголовских кафешек.

Как же так, если Россия победила Штаты, то почему же офис Гугола, самой главной и корпоративной поисковой системы в мире находится не в России, а в США? Да потому, что Мировое Правительство прекратило войны, привело мир к единой валюте, устранило границы… И никто никого на самом деле не победил. Мир стал одним целым. Управлял планетой Президент, и нет особой разницы, в каком из подземных убежищ в данный момент он находится. В данный момент ВПР или Всемирный Президент Рекс из Великой Расы Рептов официально отдыхает в Метрополии, в горах выше остатков некогда горнолыжного кластера и того, что раньше называлось Красной Поляной. Завтра он телепортируется еще куда-нибудь. Логов-убежищ на планете бесконечное множество и никто не знает — в каком из них… Никто-никто? И даже пульт? Это десять в степени гугол вариантов. Потому, что пространство многомерно. И такого Президента невозможно… подвинуть, что ли. Хорошо еще, что пока Министерство Всепланетной Пользы не научилось контролировать мысли у нечипованных граждан.

На меня никто внимания не обращал. Сотрудники выбирали салатики. Я тоже подошел к стеклянной стойке и заказал себе чистой еды. Когда-то питание в компании было совершенно бесплатным, но сейчас времена изменились.

— Сто восемь кредитов. Ваш браслет к оплате! — улыбнулась мне на кассе белозубая афроамериканка (так кажется, тут называют негров?)

Браслет! У меня нет Деанонимизирующего Единого Браслета Идентификации Личности! Срочно отсюда… О чем я думал? О Президенте!

— Ваш ДЕБИЛ к оплате, — нетерпеливо сказала девушка-кассир. — Не задерживайте.

— Я… у меня…

— У вас нет браслета! Тревога! Внимание службе безопасности, проникновение нечипованного гражданина в кафе, красный сектор Googоlplex!

Ко мне уже бежали секьюрити с парализаторами, когда я в третий раз за этот день применил пульт. И оказался в подземном городе Метрополии. В одном из логовищ Всемирного Президента.

Сам Президент — черное чудище с крылышками, покрытое чешуей.

— Ну, вот и он! Явился! Я же говорил, что он рано или поздно объявится тут. Отдай пульт, он тебе больше ни к чему. Перепрошивка сделает из тебя достойного гражданина планеты. Не благодари, не нужно!

По сторонам от меня стояли киборги-рептохранители. Страшный сон Сигурни Уивер! У таких не забалуешь. Я отдал пульт. Неужели всё? Прощай уютный домик на берегу. А всё потому, что камешки в наше время лучше не подбирать и даже не думать об этом. Без какой-либо цели. А уж с целью поднять камень — опасное дело. Можно даже сказать — иногда смертельное.

Зачем они подсунули мне этот пульт? Искали уязвимости в системе Глобальной Безопасности. Почему меня, жалкого хипстера-фрилансера просто не распылили? Потому, что теперь у меня есть чип и я работаю на Правительство. Я в системе. Этого и добивался НИИ, заславший меня в это страшное время нашей планеты. Доверие, полное доверие! Нас внедряли сотнями, а прошли единицы. И когда наступит момент… Но лучше об этом не думать, думают те, кто нас присылает сюда со звезд. Я очень хотел улететь отсюда раньше, точнее — этого хотел не я, а моя человеческая оболочка.

Все дело в том, что в нас, хроноразведчиков, подсажено второе сознание. Репты не могут его распознавать и видят оболочку, обычного жалкого человека, который за еду и чистую воду будет работать на износ. Рептам не дано знать, что их время схлопнется и наступит новое — без болезней, радиации и этого кошмара, который воцарился в этой части Универсума из-за программного сбоя. Когда-то один Коллекционер, Яр Мем применил запрещенное оружие и поменял ход времени, изменил движение хроночастиц. Вот мы и исправляем. Дерьмо случается, ассенизаторы разгребают. Так устроен ваш проявленный мир.

Настанет нужный момент и все репты отправятся на свою родную планету Конкордия в другую вселенную, вход сюда запечатают и проведут позитивную реморализацию. А пока — я знаю пароль АИБ и много других полезных вещей из книжки рассказов и повестей Бориса Александровича Алмазова. Изданной в далеком 1989 году издательством «Детская литература». Книжка занесена в Единый Реестр вредного творческого вымысла, литературы, доменных имен, указателей страниц сайтов сетей «Интернет» и «Турбонет», сетевых адресов, позволяющих идентифицировать информацию, распространение которой на планете Земля запрещено.

И я помогаю отлавливать всех читающих, мыслящих, думающих. Чтобы единая система стала еще более единой и монолитной. El pueblo unido jamás será vencido! **

____________________________

  • * Ка́рго-культ, или культ ка́рго (от англ. cargo cult — поклонение грузу), также религия самолётопоклонников или культ Даров небесных — термин, которым называют группу религиозных движенийв Меланезии. В культах карго верят, что западные товары созданы духами предков и предназначены для меланезийского народа. Считается, что белые люди нечестным путём получили контроль над этими предметами. В культах карго проводятся ритуалы, похожие на действия белых людей, чтобы этих предметов стало больше. Карго-культ является проявлением «магического мышления».
  • ** El pueblo unido jamás será vencido (произносится эль пуэ́бло уни́до хама́с сэра́ венси́до; «Пока мы едины — мы непобедимы!», дословно — «Единый народ никогда не будет побеждён!») — песня чилийского поэта и композитора Серхио Ортеги, автора известной песни «Венсеремос». Песня была написана как гимн левой коалиции Народное единство и получила известность в период президентства Сальвадора Альенде, а после военного переворота 1973 года стала символом борьбы за демократию сначала в Чили, а затем и во всём мире.

 

Автор: © Олег Казаков (ОК)

Рассказ издан в издательстве Ridero в составе сборника «Институт хронопластики» 

Ознакомиться с информацией о книгах и приобрести их в электронных магазинах возможно перейдя по ссылкам-обложкам:

Фантастические повести Роман-технофэнтези  Фантастические рассказы

Максимегалонский институт медленного и болезненного выяснения самых что ни на есть очевидных вещей (МИМБВСЧНЕОВ)

Основан кто знает сколько тысячелетий назад.

Записывается в виде блога впервые

Дисклеймер

Сайт AlgDeusEx.ru не является СМИ и не подлежит обязательной регистрации. Перед комментированием или каким-либо публичным  обсуждением материалов, размещенных на сайте, настоятельно  рекомендуется ознакомиться с ПРАВИЛАМИ

Информация

Сайт AlgDeusEx.ru является персональным блогом. По вопросам сотрудничества, размещения рекламы или приобретения прав на тексты и графические материалы — обращайтесь к администрации через форму обратной связи на соответствующей странице с контактной информацией либо свяжитесь через социальные сети.

КОНТАКТЫ

Кто здесь?

Посещения 2018

Ваш IP: 54.196.38.114

Copyright © 2015-2018 Alg Deus Ex

To Top
Авторизация
*
*
Генерация пароля