Годное чтиво

КРИПТОЕВАНГЕЛИЕ ОТ КОЩЕЯ

Мой новый [фантастический рассказ] с элементами славянского язычества, технофэнтези и киберпанка — из цикла про цивилизацию Правленцев.

Жирное длинное тело, белое, как червь набрукто, проскочило по частному пневморельсу в ворота клиники и с шипением остановилось. Биджет полыхнул сиреневыми светом стоповых огней, открылся люк и выдвинулся раздвижной трап. Взвизгнул ревун, из шлюза клиники шустро выскочили андроиды в классической черно-красной боевой раскраске. Охрана шлюза, с изящностью муравьёв, рассредоточились на приемном пандусе. Двоезубые лезвия антенн гиперизлучателей хищным частоколом окружили жерло люка.

Ли Гхорн уже опустил начищенный ботинок из кожи хиерозавтра на ступеньку, но увидев дроидов, остановился в нерешительности.

— Выходите, мистер Гхорн! Пусть вас не пугают наши вынужденные меры безопасности. Я доктор Сабуро Такэда, ведущий врач пациента Ляпачкина и от имени руководства Корпорации готов провести переговоры.

— Доброго дождя, мистер Такэда. — Гхорн вышел из биджета и спустился на приемный углепластиковый пандус. Поверхность была влажной — сюда попадала мерзкая кислотная сырость, запутавшаяся где-то среди верхних уровней и стекавшая по многочисленным козырькам, парившая туманом по силовым защитам. Чёрные капли соединялись ручейками и образовывали тонкий узор-паутину на поверхности, стекая вниз, в другие ярусы.

За Гхорном спустился начальник службы безопасности и три личника.

— Доброго дождя и вам, мистер Гхорн. Пройдёмте внутрь. Но ваших личников придётся оставить здесь. Таковы правила.
— Сто шестой уровень! Я не могу идти в такое опасное место, вы знаете мой статус!
— Знаю, — вкрадчиво перебил его Такэда, — но вашей милости ничего не угрожает. Наши дроиды запрограммированы на тотальную защиту посетителей, которые пересекают черту, а так же тех, у кого имеется Тотем. Вы ведь привезли его?
— Допуск я привёз, иначе для чего мне было кататься к вам?
— Очень хорошо, тогда активируйте его.
— Но я не знаю, как это делается! Для этого мне и нужен оператор Ляпачкин.
— Я не об полной активации переноса сознания, — ответил терпеливый Такэда. — Если нажать пальцами на внешнюю поверхность, то Тотем запомнит носителя и перейдёт в режим готовности. Этого вполне достаточно для того, чтобы вас перестали расценивать как внешнюю угрозу и взяли под охрану.
— Так устроены технологии Корпорации Морфиз?
— Совершенно точно, мистер Гхорн. Активируйте Тотем и входите.

Гхорн повернулся к стоящему за спиной начальнику службы безопасности Иэну Пинто и сказал на джарийском:

— Оставайся здесь и смотри за этими чертовыми куклами.
— Сэр, я не имею…
— С семьёй я сам как-нибудь объяснюсь. Имеешь полномочия, я сказал!
— Но мистер Гхорн… — почти взмолился Иэн, — Я же отсюда ничего не смогу сделать! Возьмите хоть телепорт с собой!
— Давай сюда! — Гхорн властно сграбастал кольцо телепорта и нацепил на палец. Он обернулся на улыбающегося Такэда и достал из-за воротника блестящий кругляш на тонком и прочном квадрографеновом шнурке. Сжал между большим и указательным пальцем. Тотем осветился. Дроиды важно откозыряли жалами гиперизлучателей и перестроились. Они взяли выход из биджета в защитный периметр.

Гхорн шагнул в сторону входа, кибер-эскорт важно зацокал шупальцами вслед за гостем, заключив его в круг и накрыв силовым полем. Дроиды сменили цвет — они перекрасились в пурпурно-фиолетовые цвета, возвещая тем самым всем встречным о важности сопровождаемой персоны.

Прошли по коридору, подсвечнному неоном. В коридоре царил полусумрак. С сожалением вздохнула дверь гиперлифта. Яркая вспышка кабины на секунду ослепила. Гхорн вошёл в мерцающее сияние, куда его пропустил услужливый Такэда. Дроиды остались снаружи на площадке перед лифтом. Дверь выдохнула и кабина с шипением понеслись ввысь.

Перемещение длилось примерно минуту. Свет нервно мерцал.

— Не хватает энергии? — спросил Гхорн, небрежно кивнув на светильники и потолок кабины.
— Да, опять падение мощности. Забастовка на термоядерной станции — чертовы русские продают остатки своего жалкого топлива. После распада их страны на отдельные государства приходится договариваться с каждым анклавом по отдельности. Мы скоро переключимся на энергоцентраль от Солнца и тогда эти проблемы будут решены навсегда.

Дверь опять тяжко вздохнула и перед Гхорном и Такэдой открылся новый коридор. Совсем небольшой и меньше нижнего. Под ногами слегка громыхали разболтанные металлические пандусы, которые подсвечивались тем же неоновым светом. На ограждения из зелёных поручней Гхорн смотрел c лёгкой брезгливостью и неудовольствием. Он заметил кое-где облупленную краску. Прошли к большой, рельефной, аркообразной двери. Такэда уверено прошёл к ней, но вдруг остановился и внезапно повернулся:

— Хочу предупредить господина Гхорна — будьте осторожны. Не давайте субьекту Тотем в руки. Этот Ляпачкин… он владеет какими-то незнакомыми нам технологиями. Мы давим его пси-полем. Но он иногда вылезает из под контроля.
— Суггестия?
— Да, что-то вроде гипноза на белковые обьекты. Дроиды к нему не восприимчивы и здесь кроме нас и ещё пары сотрудников нет биологических организмов. Но когда будете с ним говорить…
— Я не поддаюсь гипнозу, мистер Такэда. У меня имплант с блокировкой внешнего воздействия.
— Мы наслышаны об этом. Но всё же он опасен…
— Достаточно болтать! Показывайте этого вашего гипнотизёра. Я справлюсь. — насмешливо отозвался Гхорн.

Такэда приложился к сканеру сетчатки и за дверью, бесшумно откатившейся в стену, отрылся достаточно большой зал. В нём находился черный экран на всю стену, пульт управления с множеством мерцающих светодиодных индикаторов и сенсорных кнопок. Подобные Гхорн видел во время посещения устаревших сейчас на Земле атомных станций, которые он контролировал на 76% и периодически, по долгу главного инвестора, лениво инспектировал. Зал ярко освещался равномерным светом, исходящим от потолка и стен. В креслах сидели два оператора. Вдоль стен стояли боевые дроиды в состоянии режима аллертности — тот же пурпурный цвет, перемежающийся фиолетовым сиянием, что и у дроидов на нижней площадке станции.

— Чэр, включи экран! — громко сказал Такеда.

Оператор пульта, сидевший ближе ко входу с левой стороны, протянул руку и прикоснулся к большому треугольному красному символу на панели управления. Эран проявил то, что находилось с другой стороны зала.

В кресле, закованный в энергонаручники сидел человек. Гхорн мог хорошо его видеть — позади экрана часть зала была ярко освещена. Чуть полноватое лицо, пепельно-седой ёжик волос, серебристая бородка. Пленник был одет в стандартный оранжевый комбинезон заключенного. Ляпачкин смотрел перед собой в темный для него экран умными и ясными взглядом. Лицо выражало усталость, но понзительно-синие глаза смотрели с легкой иронией, как показалось Гхорну.

— Говорите сюда. — Такэда сделал движение рукой и к губам Гхорна подлетел дроид-микрофон, представлявший собой небольшой шарик, размером с орех.

Тончайший лучик лазерного сканера речи настроился на рот Гхорна. Другой такой же взял на прицел его горло. Гхорн почувствовал еле уловимое тепло от луча на горле и ему стало немного немного не по себе. Затошнило. Расчетчик разрешил доступ к общей системе. Он хорошо знал это чувство, но каждый раз при подключении им ощущалось некое неприятие: протест слияния человека и искусственного интеллекта нейросети. Гхорн стал частью целого, суперточного и опасного разума. Имплант пытался возмутиться, но внутрений файервол был мгновенно подавлен мощью чужого киберсущества.

Третий лучик упёрся в лоб — там так же ощущалось легкое тепло, которое сейчас, было чем-то чужим и брезгливым до тошноты. Глобальная всепланетная нейросеть, коллективное бессознательное Земли контролировала мозг. Не весь, только голосовые функции и некоторые части нервной системы.Читать мысли инженеры Корпорации пока не научились. Гхорн почему-то почувстовал себя маленьким ребёнком, которого держит властная рука деспотичной матери.

Но он отлично знал, что в случае его неправильного для системы поведения — этот орех может парализовать мозг и даже убить тело. Очень просто такой штукой вызвать блокирование холинестеразы. Фосфорорганические соединения индуцируются синтезом внутри белкового тела из его же молекул. Или возможно сгустить кровь наночастицами, что вызовет в нужном месте индукцию магнитного поля и спровоцирует слипание тромбоцитов, в результате чего возникнет мгновенный инсульт.

Так же легко организовать инфаркт. Наночастицы в крови были частью современной земной медицины. Они лечили все известные и неизвестные болезни, уничтожали свободные радикалы и раковые клетки, нейтрализовывали всевозможные вирусы. Но так же легко и по наведенной извне команде они могли убить. Поэтому Гхорн очень мечтал об искусственном теле: неуязвимом для этих опасностей белковой жизни и неподдающемуся никаким внешним воздействиям.

— Мистер Ляпачкин, вы меня хорошо слышите? — произнёс Гхорн и ему показалось, что лучики слегка вздрогнули. Это просто нервы! Не более.
— Да, я слышу. Вы привезли Тотем?
— Привёз и мы хотели бы получить алгоритм управления…
— Вы его получите — в обмен на мою свободу.
— Как договаривались, мистер Ляпачкин.
— Достаньте Тотем и возьмите его в правую руку.
— Сделано.
— Вы хотите знать — как работает Тотем.
— Мы хотим знать всё о нём.
— Это просто. У вас в руках — Допуск, разработка цивилизации Правленцев, где я работал системным инженером, как вы знаете.
— Я знаю это. Как получить доступ для общения с вашим руководством?
— Допуск в начале включает детские воспоминания. Боги и Предки — это детство человечества. Потусторонний мир — это отключённая за неуплату глобальная сеть нашей вселенной. Этот мир существует между сгустками дата-центров, которые вы называете суперкластерами или скоплениями галактик и между трассами кабелей космоптической связи. Но на самом деле мир этот находится за пределами восприятия ваших видимых информационных потоков. Это квантовая модель. Вы ведь специалист по квантовой физике?
— Да.
— M-теория — земная физическая теория, созданная с целью объединения фундаментальных взаимодействий. В качестве базового объекта используется так называемая «брана» (многомерная мембрана) — протяжённый двухмерный или с бо́льшим числом измерений или n-брана объект. Вы понимаете понимаете, о чём я говорю?
— Теория суперструн…
— Всё верно. Идём дальше… Малообразованный ремесленник всегда будет в разговоре с более сведущим собеседником ссылаться на каких-либо старых или уважаемых мифологических «людей», которые рассказали когда-то ему архаичную историю, передаваемую из уст в уста в местности обитания. При этом он сам не захочет или не сможет проверить подлинность этой истории из-за своего ограниченного кругозора и несовершенных инструментов восприятия: недалекого ума, неспособности анализировать и сравнивать, неточности суждений. Ум такого человека некритичен. Он быстрее оперирует доступной мифологией и байками, а не точными данными и фактами. Таких людей на вашей планете большинство…
— Что значит — на вашей? А какая же тогда ваша?
— Я — не человек. Не принадлежу к человеческой расе. Это оболочка.

Такэда заметно встревожился, на лбу у него выступил пот. Он тронул за плечо техника и сделал нетерпеливый знак рукой Гхорну. «Раскручивай его быстрее, он слишком тянет!» — проскочило в мозгу у Гхорна. Стоп! Это не его его, не Гхорна мысль! Телепатия? Но этого же не может быть!

Ляпачкин монотонно и медленно продолжил, его тягучая и растянутая манера говорить наводила сон или транс. Неужели это гипноз? «Тоже не может быть — имплант должен работать!» — как-то отчаяно подумал Гхорн, но продолжал слушать. Операторы замедлились, движения их рук над пультом, до этого момента быстрые и чёткие, превратились в плавные, как под водой. Вот они наконец окончательно оцепенели. У Такэды остекленели глаза — он тупо смотрел перед собой в одну точку и уже не контролировал процесс.

— Облако с поэтичным названием «Пассифлора», которое создали Правленцы вытаскивает из подсознания коллективного бессознательного любой цивилизации, подчеркиваю — любой, а не только вашего человечества базовые воспоминания и образы. Они понятны, как некий универсальный язык для основной биологической массы, развивающейся по всеобщим законам. Воспоминания детства, родители, первые социальные связи, школа, первая влюбленность, любимая еда, любимое занятие, увлечение. Вкусы и запахи, цвета и ощущения. Эмоции с ними связанные. Смотрите…

Узкая, жёлтоватая тропинка среди густой и мокрой, сочной от росы травы дымилась паром, который завивался в лучах набирающего силу солнца. Детские ноги в синих резиновых сапожках уверено и привычно несли Гхорна к заросшему кувшинками и ряской пруду. Рукоятью бамбукового удилища мальчик осторожно отодвигал высокие заросли крапивы, встречавшийся ему на пути. Яркий оранжевый поплавок с пёрышком телепался на леске возле самой головы ребёнка и напоминал крошечную пёструю птичку. Гхорн подошёл к сетке из тонких сплетённых веточек, ковром свисающих с большой искривленной и раскидистой ивы у самой воды. Заросли маракуйи опутали дерево и в цветах-часиках монотонно гудели насекомые. Многоголосое пение птиц звучало, перекликаясь из чаши леса.

Гхорн увидел копошащиеся деловитых шмелей, несколько жуков бронзовок хризолитовыми каплями ползали по соцветиям, басовито вспархивая и перелетая на новое место, зелёновато-красными искрами брызнули стрекозы, трепеща иссиня-черными, словно пергаментными крылышками и стремительно пронеслись над темно-бордовой от водорослей гладью пруда. На листьях кувшинок квакали лягушки.

Мальчик подошёл вплотную к воде. От его ног скользнула в пруд бурая полосатая змея. Лягушки, как по команде дирижёра, прекратили свой концерт и с плеском укрылись в ил. Волна, прибежавшая по глянцевой поверхности, колыхнула нежные кувшинки и погасла. Только насекомые на занавеске из страстоцвета продолжали своё равномерное гудение да многоголосое пение птиц озаряло окрестные деревья.

Гхорна обдало затхловатым дыханием умирающего пруда. Когда-то пруд был проточным и протекающий насквозь ручей питал его. Но крестьяне в местной деревне отвели русло ручья для управления мельницей, возле которой выкопали новое хранилище воды…

Внезапно Гхрон увидел, как из гудящих насекомых сложился символ — перечеркнутый треугольник вершиной вниз, образ напоминал человечка, как его иногда и балуясь рисуют дети на песке. Гхорн сам играл в такие фигурки и они с детворой бросали перочинные ножички, стремясь поразить или испортить чужой знак.

— Подойди ближе, мальчик Ли, — вдруг раздался голос — Ты хочешь остаться здесь, в своём детстве навсегда?
— Я не мальчик Ли! — упрямо сказал ребёнок. — Я Ли Гхорн, региональный вице-президент «Терратомиз Индастриалс Корпорейшн». Ты пытаешься заморочить меня, но у меня есть имплант и он не пропустит эти дешевые фокусы в моё сознание.
— Твой имплант не функционирует. Его подавила нейросеть планеты. Работает многовековой и отлаженный механизм и ты всего лишь его часть. Необходимо отмирание каких-то частей «Я», мешающих системе контроля. Я могу дать тебе выход из той жизни в эту. Ты вернёшься в своё детство и сможешь прожить жизнь сначала так, как захочешь. С сохранением всех знаний и навыков, c опытом твоей взрослой жизни.
— Уберите морок, мистер Ляпачкин! Мне не нужны ваши фокусы. Такая голография есть в моём фамильном дворце в Нью-Хэйане и там она даже реалистичней.
— Подумай ещё раз и послушай меня, мальчик Ли! Лучший плод тот, который у тебя в руке, а не тот, что продается на рынке. Выбирай этот мир, он не голография, а самая настоящая реальность. Здесь ты будешь счастлив заново.
— Нельзя дважды войти в одну реку…
— Квантовая гравитация и теория динамики формы говорит, что можно. Ты же помнишь…
— Теория струн — всего лишь теория. Основа нашего физического мира — Общая теория относительности.
— Она тоже является теорией. И почему бы тебе не поверить мне и проверить другую модель вселенной? Ты приобретешь много… намного больше — новую жизнь, совершенно иную жизнь.
— Нет! Уберите морок и выполняйте наш договор. Иначе вы никогда не выйдете отсюда! — зло сказал мальчик, отбросив удочку и сжал кулачки.
— Хорошо пусть будет по твоему. Подойди к пульту и нажми оранжевый сенсор с моей фигуркой на пульте.

Пруд и заросли исчезли. Гхорн, как сомнабула, погруженный в глубокий транс, который напоминал его отголоскам сознания тягучую липкую вату, подошёл и ткнул пальцем в пульт. Сбоку от экрана в каменную стену отьехала металическая дверь, открыв проход. Летающая камера отвалилась в сторону, её лучи погасли. Камера, сделав вираж, зажжужала и с треском упала на пол, рассыпавшись на кускочки металла и пластика.

— Нажми на символ с наручниками. Освободи меня! — звенящий, лязгающий железом голос причинял Гхорну физическую боль и страх.

Он выполнил требование. Наручники дернулись, силовое поле выключилось и они с лязгом упали. Ляпачкин поднялся и вышел из своей клетки в зал управления. Гхорн ощутил, одной частью своего «Я», что он поступает как-то неправильно. Другая часть его сознания была там, на берегу пруда, в далёком детстве.

— Отдай мне Допуск, мальчик Ли! — повелительно сказал Ляпачкин и протянул руку.
— Я не могу…
— Ты всё можешь. Ты закончил свою миссию. Сложи оружие. Дай сюда Тотем!

Гхорн взял Допуск в руку и увидел на нём то, чего на кругляше не раньше не был. Это всё тот же символ, что и на пульте — треугольная фигурка, рельефная и как бы слепленная из тонких палочек. Пальцы Гхорна были внезапно грязными, со следами ила и с черной каймой ногтей. Куда-то исчез старательный и дорогой маникюр. Нет кольца телепорта на руке! Ляпачкин усмехнулся и показал, что держит кольцо, которое бы сейчас перенесло вице-президента Гхорна в безопасный биджет, под надежную охрану личников и Иэна Пинто.

Гхорн отдал Допуск. Ляпачкин надел шнурок себе на шею. Внешность его моментально изменилась. Перед Гхорном стоял горбоносый черный человек. Молодой и стройный. Лицо обрамляли длинные волосы угольного цвета. Вместо оранжевого комбинезона — черная одежда из кожи, c красной оторочкой по краям, вышитой орнаментом.  С плеч свисал  плащ черного и очень дорого шёлка. На ноги Гхорн посмотреть не мог, но краем взгляда увидел, как там клубится дым и с шипением скалится на него клубок из грязно-бурых змей, вроде той змеи, которую он заметил, когда подошёл к пруду в своём видении.

— Ты всё ещё хочешь знать алгоритм управления?

Язык Гхорна прилип к гортани. Медленными, одеревеневшими внезапно губами и высохшим ртом он всё же попытался говорить, но удавалось вымучить только хрип и мычание. Ляпачкин криво ухмыльнулся, слегка оскалив рот. Зубы у него были черного цвета, из рта вылетело облачко зеленого пара с золотыми проблесками:

— Говори! Можно! Дозволяю!
— Нет… не знаю… отпустите меня… я важное лицо… наверху охрана и сканеры… не уйти…
— Как меня зовут?!
— Ляп… ох… мне больно. Сердце жмёт… Отпустите… Я заплачу сколько скажете!
— У тебя есть сердце? Болит?
— Да!!! Мне очень больно! Трудно дышать!
— Сейчас будет совсем легко. Говори! Как меня зовут?
— Яромир Ляпачкин, нейрохакер…
— Ты жаден и глуп. Поэтому ты здесь. Хотел узнать, как работает Допуск? Cейчас узнаешь. Но и в посмертии будешь помнить меня, создателя всех Допусков в этой вселенной. Я бог Кощей. Допуски в иные миры и чужие мечты — это моё криптоевангелие для таких как ты. И ты его получил. Договор выполнен. А теперь — слово вам вам, Чернобог и Морена!

 

Гхорн тускнеющим сознанием уловил две соткавшиеся из ничего, сияющие головы в пустоте — мужчины и женщины. Мужская голова повернулась к женщине и Чернобог произнёс:

— Морена! Возьми их всех! И этого первым…

Мертвое тело Гхорна рухнуло на пол. В креслах осели операторы пульта. Скорчившись, повалился мертвый Тэкэда. Из его рта c прикушенным языком стекала на пол, пузырясь кроваво-белая пена.

Пульт и экран погасли, освещение потолка и стен быстро тускнело, пока на помещение не опустилась кромешная тьма.

ОК © Олег Казаков.

Рассказ из сборника фантастики «Радиобог» который выходит в июне 2020-го года в издательстве «Издательские системы — Ridero»

При копировании просьба указывать ссылку.  Приобретение книг здесь https://sochilit.ru

Максимегалонский институт медленного и болезненного выяснения самых что ни на есть очевидных вещей (МИМБВСЧНЕОВ)

Основан кто знает сколько тысячелетий назад.

Записывается в виде блога впервые

Яндекс.Дзен

Дисклеймер

Сайт AlgDeusEx.ru не является СМИ и не подлежит обязательной регистрации. Перед комментированием или каким-либо публичным  обсуждением материалов, размещенных на сайте, настоятельно  рекомендуется ознакомиться с ПРАВИЛАМИ

Информация

Сайт AlgDeusEx.ru является персональным блогом. По вопросам сотрудничества, размещения рекламы или приобретения прав на тексты и графические материалы — обращайтесь к администрации через чат либо свяжитесь через социальные сети.

Кто здесь?

Посещения 2019

Ваш IP: 3.237.254.197

КОНТАКТЫ

Copyright © 2015-2020 Alg Deus Ex

To Top
Авторизация
*
*
Генерация пароля
Есть вопросы? Обращайтесь!