Годное чтиво

Тенётник Вильджар

Человек — это животное, которое смеётся.

«Чужак в чужой стране», Роберт Хайнлайн.

Вильджар подошел к краю пещеры. Это был еще не ее край, а большой карман, где горел огонь — костерок тлел внутри мельничного жернова. Рядом лежала стальная, рыжеватая от ржавчины кочерга. Вильджар взял кочергу и ковырнул угли. Пламя вспыхнуло ярче и возле стены, у самого входа в черную бездну что-то ярко блеснуло отсветами. Приблизившись, он потянул и вытащил из земли и прошлогодних листьев серебряный пояс. И в этот момент в противоположном углу шевельнулась огромная глыба.

— Бросить в тебя меч, незваный гость? — спросило существо и протянув гигантскую, как ствол дерева руку сняло со стены меч, висевший среди какой-то сбруи и тряпья.

— Это было бы весьма неразумно для такого существа, как ты, — ответил Вильджар.

— Луноликая великанша Зейнаб, которая ушла к реке и скоро вернется, спросит меня — «почему ты, мой Зебуб, допустил чужого в нашу пещеру?» — и что мне ей ответить тогда?

С этими словами великан метнул в тенётника меч. К его, Вильджарову счастью и к Недоле этой громадины меч пролетел мимо и с жестяным лязгом отскочил от каменной стены пещеры. Он упал рядом с костром, подняв тучу золы. Вильджар смог рассмотреть его в отблесках тревожного огня. Тяжелая и грубо выкованная железяка.

— Так значит тебя зовут Зебуб? — спросил Вильджар и наступил на меч ногой, одновременно вытаскивая из ножен свой кацбальгер 1 — тяжелый и прочный, с кованой гардой в виде латинской литеры S, оружие последней надежды. Надо будет прыгнуть и нанести удар в шею Зебуба. А может нанести удар в глаз? Нет, лучше рубануть по шее и попытаться отпрыгнуть назад.

— Ах, горе мне, пришелец знает мое имя и завладел моим мечом! — издевательски заныл великан, хитро прищурившись. — Вернется луноликая Зейнаб, моя прекраснозадая газель, подумает она, ах, подумает она: » Кто убил Зебуба, быть может — это был великий воин? «Скажи, ведь ты не воин? Как твое имя, какого ты роду-племени?

— Тебе-то что, чертова кукла? Откуда ты вообще тут взялся? Вы же давно вымерли!

— Значит не все, раз я здесь, — и хитрый Зебуб попытался подняться, потянулся в сторону тенётника. Вильджар метнул свой кошкодер и удачно попал ему в незащищенное кольчугой горло. Но особого вреда громадине это не принесло, крови тоже не видно. Меч остался торчать, застряв в шее Зебуба.

— Ты чем хочешь кидай, только не отдавай мне мой поясок от меча, а то помру…

На мече великана действительно змеился серебряный поясок, сотканный из тонкой проволоки. Сам меч Вильджар поднять не мог, он был слишком тяжел, другого оружия не осталось, и тогда он метнул в великана этим пояском, раскрутив его как пращу. И тут же он понял, что зря это сделал. Великан совсем не думал помирать, он схватил цепочку-поясок, быстро накрутил его на правую руку. Меч выпал из раны, она быстро затянулась. Великан прорычал-прошептал:

Кто моё добро возьмёт
Тот и с места не сойдёт:
Язык отнят,
Руки-ноги камены,
Сам в пол врастёт,
Меня подождёт,
Покамест я приду
Пояс тканный сниму,
Два узла развяжу,
Вора с места отпущу! 2

Вильджар почувствовал наваждение — ноги не могли оторваться от земли и сапоги стали медленно погружаться в камень, словно в липкую грязь.

— Подумает она, ох, подумает она сегодня… — великан не унимался, но Вильджар не дал ему закончить: «Подумает она, ох, подумает она, луноликая Зейнаб, ах обманул Зебуб пришельца! Не сказал ему — как правильно убить Зебуба!»

— А правильно убить Зебуба можно лишь перебив ему колено кочергой! — радостно завопил великан, — но нету у пришельца такой возможности и съедим мы его вкусное тело, изжарив на костре пришельца, хотя он не пришелец, а урод…

Извернувшись, иным, паучьим усилием, Вильджар схватив кочергу и метнул её в Зебуба. И попал в колено! Зебуб рухнул, как ствол спиленного дерева. Вильджар начал читать змеиным колдовским голосом, с присвистом, втягивая в себя воздух:

Еду я из поля во поле
Во зелены луга,
Во дальние места
По утренним зорям,
По вечерним закатам
Медвяной росой умываюсь,
Красным Солнцем утираюсь,
Облаками облекаюсь,
Частыми Звёздами опоясываюсь.
А во поле растёт Одолень-трава.
— Одолень-трава, не я тебя поливал,
Не я тебя породил.
Породила тебя Мать Сыра Земля,
Поливала тебя девка-простоволось.
А спрячу я тебя, Одолень-трава,
У ретивого сердца.
Храни, соблюди меня
От людишек худых,
От льстивых, нерадивых,
Лихих да беспутных.
Лиха бы не думали,
Скверного не мыслили.
Так тому и быть от ныне и до веку!3

Ноги тут же отпустило великаново заклинание.

— Сам ты урод! — сказал Вильджар, подошел, забрал свой «кошкодер», снял с руки неподвижного великана поясок и взял кочергу.

— Подумает она, ох, подумает она, что за храбрец убил Зебуба? И не скажет ей хладный труп ничего… — слабым голосом пробормотал великан, — но хоть перед тем, как убить меня — скажи мне свое имя, герой?

— Нет! — ответил Вильджар и проткнул его мечом, великан в этот раз умер окончательно.

— Тенётник Вильджар убил тебя, но ты этого уже не расскажешь своей Зейнаб.

— Зато Зейнаб сама услышит! — раздался сзади женский голос. Это была великанша…

•••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••

— Как же мало я еще знаю в своей профессии. Век живи, век учись и дураком помрешь. Не зря ведь так народ говорит. Вот так учишься, учишься, познаешь мироздание, формируешь и оттачиваешь восприятие и, когда осознание ясности подходит, когда ты уже готов в форменные Демиурги — тебя выдергивают из ткани Бытия, тебя закрашивают ловким и незаметным мазком, как ненужный и досадный артефакт на холсте… И на твоих поминках будут сидеть какие-то незнакомые люди, пить со скорбными рожами и желать «землю пухом». Земли — пухом не бывает, это древнеримское проклятие, воспетое Марциалом.

Знаешь, Тула, мне тут пришло в голову, что инфантильность убивает современную цивилизацию. Это как курение тайком от родителей. Тащим в рот всякую гадость. В голове — одни рефлексы. Мы не можем вырасти из коротких штанишек. Что скажешь?

— Скажу, что ты здорово набрался, раз ударился в эту чертову философию. И если о рефлексах — вспомни лучше, как ты укокошил Великого Инквизитора в Авиньоне. Помнишь?

— Конечно, помню, эта одноглазая крыса пытала молодых девчонок и издевалась над пенсионерами. Он держал в страхе всю округу. Ну, я и дал ему кандалами по черепу. Прямо в оставшийся глаз, другая глазница у него, как у пирата была закрыта повязкой. Он загнал меня в угол. Посадил в застенок, обвинил в колдовстве. Пришлось отправить его к его любимому божеству. А какой переполох поднялся среди попов, когда остались только кандалы и эта набожная дохлятина… Он так любил самобичеваться — выбивал пыль из своей власяницы по средам и пятницам. А я выбил из него дурь… навсегда.

— У тебя было другое поручение — доставить Инквизитора нам. Он был очень нужен. Новая твоя отправка в ту эпоху стоит большого количества кредитов, ты это знаешь. Ведь машину времени нам приходится арендовать. Вильджар, ты не должен заниматься самосудом. Это вне твоей компетенции. Ты, прежде всего человек, а уже потом тенётник.

— Нет, я прежде всего тенётник на службе у вас, людей.… существо, которое не любит мракобесие во всем его многообразии. У меня очень развито чувство справедливости — именно поэтому я так хорошо отлавливаю нечисть разного рода. Зачем вам эта крыса? У него мифологическое мышление сельского жителя времен феодализма.

— Что ты бормочешь?

— Человек, который не умеет рефлексировать и рассуждать, он рассудочен, как автомат. Понимаешь ты это? И он будет делать ошибку за ошибкой, стремясь точно следовать своим правилам. Даже если эти правила совершенно дурацкие. Такие люди обычно попадают в нехорошие кредитные истории. Видишь, я кое-чему научился в вашей Вселенной.

— Не вполне понимаю, ну да ладно… Инквизитор, кстати, если судить по летописям того времени, был очень рассудительным человеком.

— Не понимаешь, потому, что ты тоже автомат. На большую часть. Ты киборг. Чертов киборг с инструкцией на любой случай. Но не на всякий. Поэтому ты и не понимал меня… никогда. Ты не умеешь рассуждать, ты не умеешь мечтать… Инквизитор был тупой фанатик… Дикий и вонючий, между прочим. Как навозная муха.

— Не пора ли все эти твои умные мысли отложить до утра?

— Нет, не пора. Здесь нет ни утра и ни вечера, только межвременье. Мы ведь на орбите.

— И на орбите работают биоритмы, это я как врач говорю.

— Биоритмы! Какие к лешему биоритмы, когда я из другой реальности. Это у тебя биоритмы. И пить ты тоже не умеешь!

— Монгольские гены, что поделать. Мои предки гоняли табуны в Великой Степи, у них был только кумыс из молока диких кобылиц. А твои предки, вернее их человеческая часть — выращивали виноград и кукурузу. У них было из чего гнать и было что смешивать.

— Нет ничего прекраснее, чем ряды виноградников на холме. Они меняют цвет по сезонам года и в них заключен порядок и смысл. Они дают людям то, что принимают у солнца — надежду, жизнь и свет. Это алхимия, почти холодный термоядерный синтез…

— Да, возможно так и есть, но на Земле давно уже не осталось виноградников. Вино синтезируют, создают его искусственно, а виноградники теперь остались только у марсианских переселенцев. На Земле винограду стало слишком жарко. Упадок и изменение климата.

— Опять же — из-за инфантильности цивилизации. От нежелания познавать новое, от лени. Стремление к глупой и пустой красивости убило красоту. Ребенок слаб умом. Он воспринимает любую чушь и лепет с откровенным восторгом.

— Упадок не только от детства человечества. Были войны, в том числе с продвинутыми инопланетными расами, нашествие кабордиан чего стоит.

— Кабордиан нет уже две сотни лет! Земляне дрались между собой и до инопланетян. Как дети в песочнице.

— У вас на Джаре что ли такого не было? А Вальхалла? А другие миры?

— Про Вальхаллу — это к Командору, он всё туда стремится. Хотя — да, в чём-то ты прав, не только… А так же — от обесценивания всего и вся. Когда вещей в истории было немного — они ценились иначе, изготавливали вручную. Потом стали штамповать. Штамповали все, даже научились штамповать культуру и искусство. А затем штампы надоели и их отменили. Упразднили культуру, забросили искусство. В долинах, где раньше росли виноградники — теперь спортивные состязания. Ты видел глаза людей, которые соревнуются и смотрят на зрелища? Они пусты и одинаковы, как гвозди в доске. Никогда не понимал спорта. Животная страсть. И вообще, вы, люди — социальные животные.

— А вы, джарийцы?

— Мы просто животные. Но мы чувствуем Тенёта и видим струны, а у вас был только голый Эйнштейн с его теорией. Хорошо, что её пересмотрели. Капусту пробовал?

— Нет. Капуста с вином — варварство.

— Так попроси у Скатерти водки! Хорошая капуста, зачем заказали столько?

— Водки нет! — прошамкала Cкатерть Cамобранковна старческим фальцетом, — Ишь, удумали водку жрать в неположенное время! Завтра, в одиннадцать…

— Цыц, старая! — шикнул Вильджар, — Тебя не спрашивали. Не мешай беседе, халдейка!

— Не хочу я водки. И не хами Скатерти, а то наплюет в закуски, как в прошлый раз.

— Наплюет — я ей тогда буду блины с черной икрой заказывать. До утра!

— Нет! — испугалась Скатерть. — Нету у меня икры, ну, нету сейчас! Где я вам её возьму! Бухгалтерия волшебная с меня потом спросит!

— Вот и не гунди, бабуля! Триста грамм водки этому джентльмену сделай.

— Какой вам? — более добрым голосом осведомилась Скатерть.

— Не знаю, самой хорошей давай, чтоб голова потом не болела.

— «Белуга» пойдет господам инопланетянам?

— Я не знаю — что это, но давай!

— Я не буду водку! — Доктор начал отказываться, но понимал, что это напрасно — от Вильджара трезвым никто еще не уходил.

— Зря! Хорошо ведь сидим. Под сенью клюквы.

— О чём ты?

— Читал, как французский турист рассказывал, как он в России сидел «à l’ombre d’une klukva» 4

— У тебя сейчас такие же глаза, как у любителей спорта на гонках, это четвертая бутылка вина и ты несешь всякую чушь.

— Это не чушь! Моя религия — вино. «Вино — это солнечный свет, удерживаемый водой» — так сказал о моей религии один ученый итальянец, Галилео Галилей. Давно, столетия назад… И это лучшая религия, после моей родной Джары.

— Вино не может быть религией, тогда уж выбрал бы виноделие.

— Может! Как языческий предмет культа Солнца! Виноделие — это служение. Солнцу, почве, лозе… И еще мне нравится рыбалка. Но последнюю рыбу здесь выловили в 2156 году. Земной океан сейчас похож на много раз закипевший и перегретый бульон. Мертвый и пустой. Рек почти не осталось. Вся планета помешана на гонках и на стремлении выжать кредиты из всего, что еще есть вокруг. Виноделие я пробовал, на Марсе. Возможно, я когда-нибудь вернусь к этому…

— Религия современных землян — это спорт. Вот и гоняют по Пустошам.

— Пусть гоняют, если им нравится. Нет, чтобы эволюционировать… — пробормотал Вильджар и опрокинул в себя еще один бокал. Делал он это как-то плавно и не суетно. На столе тем времени материализовалась бутылка водки.

— Может супчика грибного? Заливайки какой-нибудь из лисичек? К водочке?

— Да не хочу я есть!

— Есть не заставляю, но закусывать надо! Скатерть!

— Чего господа изволют?

— Дай-ка господину доктору супа грибного, да настоящего, багадумовского!

— На Багадуме карантин, грибы не возют. — Невозмутимо прошамкала Скатерть, — мушку-злыдню в трюфелях нашли.

— А чего есть? Грибного?

— Контрафактные черные лисички с Киллмистера.

— Психоделики что-ли, музыкантские?

— Никак нет, нормальные. Дирехтур Хронопластики заказывает…

— Давай. «Дирехтур» — передразнил скатерть Вильджар. — Между прочим, он бог. Или полубог — я не помню земную мифологию.

— Нам без разницы, хучь сам Демиург Кластера. — насмешливо отозвалась скатерть. — Язычница я, с незапамятных времен.

— Давай, суп, сестра по вере! Языком молоть умеешь… И так о чём это мы? Да, о виноделии… Скатерть!

— Ну чего еще господам подать?

— Поставь три бокала с лучшим вином. И пива лучшего! Холодного! Чтобы этикетка на бутылке плыла…

— Дык вино на столе, господин Тенётник! Стоит цельный графин фаустинского, свежую амфору почали, ваше любимое Шатонеф и аж половина ящика Петрюса! Это ж сумасшедший бюджет и так! И зачем же пива?

— Традиция такая у меня. Три бокала наилучшего давай! Для моей бабушки! Пива — мне.

— Зачем для бабушки? — поинтересовался доктор. — Она поди померла давно?

— Да. Капсулу с её прахом отправили в космос. Понимаешь, вычитал я в земных хрониках, что владелец замка Сохлемур в Британии должен в канун Нового Года поставить на праздничный стол три бокала красного вина для любимой бабушки Джеймса IV Шотландского. Или Якова… Это было в XV веке… Мне этот обычай понравился и я решил чествовать свою бабушку так же. Хоть сейчас ни не Новый год… Но чем я хуже потомков Меровингов?5 Я тоже королевского рода на своей планете и знаю — на каких волосках, то есть струнах подвешен этот и другие миры. И у меня тоже есть свой сакральный статус.

— Какой еще статус? — устало поинтересовался доктор.

— Короли считались равными богам или, по крайней мере, ведущими от них свой королевский род. Им приписывали магические способности. Хотя иногда так оно и было.

— Извините, что встреваю, господа инопланетники, но я на работе! Лучшее у нас фалерно. Но его всего один кувшин! — сказала обалдевшая от исторического экскурса Скатерть. Её простонародная душа прониклась величием Тенётника и его биографии.

— Давай, бабушке хватит! Пусть постоит и подышит, а выпью всё равно я. Не пропадать же добру! И кувшин воды, родниковой!

Доктор наблюдал за манипуляциями Скатерти и Вильджара c вином, водой и бокалами, потом махнул рукой:

— Я плохо понимаю королевскую генеалогию, но пока ты разбирался с великанами, Вильджар, на Марсе произошла революция. Так что вернуться к любимому культу ты сможешь не скоро. Если вообще когда-нибудь это будет возможно на Марсе. К власти пришел Пиркин. Всемарсианский диктатор и Всепланетный деспот.

— Это ничтожество? Так у них сейчас тирания!

— Да, так и есть…

— Значит, мы победили мутантов на Земле, чтобы они заполнили Марс и другие планеты Системы. Значит — что-то не так сплелось в Тенётах.

— Командор считает, что это произошло из-за убийства Зебуба.

— Но если бы я не убил его — я бы сейчас не беседовал с тобой на этой станции. Великанша поймана, фактически задание я выполнил — доставил представителя параллельной вселенной на Базу.

— Представительницу.

— Ну да, представительницу, которая меня чуть не сожрала. Если бы не Тенёта, которыми я успел её парализовать.

— А почему же ты не парализовал великана? Решил поиграть в главного героя?

— У меня не хватило бы энергии на двоих. Тащить такую гору белка через пространство! Я вам что — марсианский краулер?

— Ты заметил еще что-нибудь?

— Например?

— Ну, что-нибудь странное в поведении этих существ.

— Повторял великан все время одно и то же, как заученная пластинка. «Подумает она, ах подумает она…» Такое впечатление, что ему кто-то сказку рассказал, а он повторяет. Не было логики в действиях — было шаблонное поведение. Как автоматы. Таковы дети — слепо, не рассуждая, копировать взрослых, чтобы научиться выживать в этом мире. И Зейнаб эта не говорила от первого лица. «Зато Зейнаб сама услышит…» — это примитивное мышление, признаки неразвитого ума. Хотя почему ты спрашиваешь, у вас же есть запись?

— Запись я еще не видел, она у Командора. И это не сказка, а программа такая, которую вложили великанам. Кто вложил — нам предстоит выяснить. Теперь же пора спать, Вильджар. И от фалерна у тебя биохимия изменится, ты нагружаешь почки… Это я как доктор говорю!

— А я тебе словами поэта отвечу:

Чтобы лишь крупный хрусталь к моим губам прикасался И от фалерна у нас черным бы делался снег? 6

И Вилдьжар расхохотался:

— У меня нет почек, доктор. Мне, если что — совсем нечего продавать. Ты, хоть и доктор, но не энтомолог.

— А что у тебя есть?

— Мальпигиевы сосуды 7 по-вашему. Я не человек 8, а ты этот факт забыл. И звезду, откуда я родом ваша раса зовет Теридион. 9 Она прекрасна, как и моя любимая планета — Джара. На ней нет кислотных дождей, которые когда-то шли на Земле! И она не пустыня с горячим супом вместо океана, с пыльными бурями, а цветущий сад. Даже когда была война с рептами и гадонцами — мы не допустили их к себе, как это сделали вы, земляне. И посмотри — во что превратилась прекрасная Земля под руководством чужой элиты? Я видел это много раз. Сотни погубленных земель! Мы, тенётники не лезем во всекосмические элиты, не суем нос в чужие дела! Просто ловим нечисть… И нас зовут всегда, а рептов и гадонцев ненавидит вся вселенная!

— Ты совершенно пьян, друг. Нам влетит за пьянку на базе.

— Какая ещё пьянка! Просто небольшой отдых после тяжелого трудового эона! Как сказал ваш земной Хайям:

Вино пить грех? — Подумай, не спеши
И против жизни явно не греши.
В ад отправлять из–за вина и женщин?
Тогда в раю, наверно, не души!10

— Спать иди! Говорун…

— Не хочу я спать! — с внезапной горечью и совершенно трезвым голосом сказал Вильджар. — Домой хочу! Тула, давай еще выпьем и свяжемся с КиберДосугом, они нам закинут девчонок на орбиту…

— Мы выяснили, что Зейнаб и Зебуб охраняли ферму, которая майнила галкреды. Размещалась она в бункере на территории института ядерной физики. Родом существа из Узбогистана, страны великанов на одном из спутников Сатурна — Титане. Приехали на заработки, работали вахтовым методом. Завозили их скорее всего контрабандой.

Командор сидел в эргономическом левитирующем кресле модели Intruder-2228 — из плеокерамики. Мониторный отсек был откинут вверх на шарнирах, укрепленных в спинке кресла, и не скрывал от собеседников усталого лица, покрытого космическим загаром. Седой ежик волос, стальной взгляд, прямой и волевой подбородок дополняли облик матерого космического волка. Командор до этой должности на космической станции по надзору пилотировал звездолеты в Дальнем Космосе, участвовал в первых Звездных Походах. Начинал он работу еще в конце XX века, а сейчас шел 2468 год — стало быть, руководителю полетов станции Хронопластики исполнялось в этом году пятьсот лет. Но на покой Командор уходить не собирался. Он, как истинный викинг, желал погибнут в бою. Однако Один, Отец Богов пока не предоставлял возможности достойно развоплотиться и хорошенько отдохнуть в Вальхалле, на своей резиденции, в ожидании Рагнарёка, конца нашей Вселенной.

— По нашим данным, таких ферм на планете много. Земля признана планетой с неблагоприятной средой обитания. Множество пиратских группировок, сквоттеры, захватчики не контролируются земным правительством. Многие граждане Метрополии эвакуировались на другие планеты Солнечной. Как вам известно — галкреды, которые пришли на смену крикойнам, (до них были биткойны и эфириум) — криптовалюта, которую имеют право генерировать только Галактическая Федерация. Всякий другой майнинг запрещен и согласно Кодекса Галактических Правонарушений такое действие карается распылением, имущество базы конфискуется в Галактическую Пользу, либо уничтожается. Но мы не киберполиция и этим не занимаемся. Хотя в данном случае ситуация особая. С одной стороны — нам заказали отлов великанов, с другой эти великаны оказались галактическими преступниками, связанными наверняка с пиратами и фальшивокредитчиками. Поэтому я вызывал вас, господа, чтобы выработать совместное решение: как нам следует поступить с захваченной великаншей? Информируем киберов — отгребем проблем, потеряем заказ и финансирование. Не информируем — нарушим Закон. Доктор Тула Колоксай, вам слово!

Доктор кашлянул, почему-то покосился на невозмутимого и слегка отекшего после вчерашней пьянки Вильджара, и заговорил:

— Я понимаю, что не наше дело интересоваться, а каждому надо выполнять свою работу. Но мне и экипажу хотелось бы знать — кто эти заказчики, из-за которых мы висим здесь столько времени? Может быть нам найти других, а этот заказ аннулировать…

— Аннулировать не можем, на кону — наша репутация и серьезное финансирование, которое мы не получим в другом месте. — прервал его Командор.

— Насколько серьезное? — спросил Доктор.

— Планетарный заказ. Планета Гадес заказала планету Рай.

Вильджар присвистнул. Доктор хмыкнул:

— А что скажет специалист по этике, не приведет ли такое к уничтожению нас и смещению в Универсуме?

— Универсум стабилен и будет таковым еще долго. Они не собираются уничтожат друг друга, просто Гадес не хочет утечки своих существ и перевоплощению их в Раю. Кстати, Рай тоже не восторге от такого энергообмена.

— Представители Гадеса здесь?

— Они прилетят завтра. Я познакомлю вас и они изложат свою концепцию.

— Допросим великаншу для начала? — вмешался молчавший до этого момента Вильджар. — После, по результатам проведу разведку на ферме. Тогда будет ясно — что делать дальше. Но моё мнение — киберполицию не вмешивать пока. Мы ничего не знаем — что майнят и майнят ли вообще. Пребывание великанов с Титана тоже может быть легально. Вдруг у них есть разрешения на работу?

— Сомневаюсь, что есть. — сказал Командор. — Хорошо, давайте её допросим. Вильджар — контролируй Тенёта. Доктор — вы приготовьте гипноизлучатель.

— На расу великанов они не действуют.

— Хорошо, тогда приготовьте то, что действует! Химию какую-нибудь…

— На них благотворно действует синтепища, нажираются и спят. — пробурчал Вильджар.

— У меня есть вытяжка из цветов Синего Болотника, эффективное средство.

— Укол?

— Нет, капсулы, заправленные в плазмогенератор. Кожу пробьет, всасывается в кровь и засыпание почти мгновенное. Учитывая мощность сердца великанши и кровоток. Но если придется больше трех капсул — это может её убить, не хотелось бы терять такой экземпляр. Великана мы уже потеряли. — Доктор посмотрел на Вильджара, тот в ответ улыбнулся, обнажив хищные острые, черного цвета зубы, похожие на жвалы паука.

— Это была необходимая оборона. Ну, что, проявляем её? Все готовы?

— Я готов, — сказал Доктор и достал из серебристого металлического кейса парализатор. Щелкнул кнопкой включения, вспыхнул лазер целеуказателя и забегал по куполу станции. Доктор держал оружие по правилам — стволом вверх.

— Проявляю Тенёта, — сказал Вильджар и зачем-то скорчил уморительную рожу. Великанша Зейнаб проявилась в центре большого зала, на специальной восьмиугольной платформе. Её держало силовое поле Тенёт, но Зейнаб была скована им не полностью, а по могучие плечи. Доктор навел целеуказатель на великаншу, прямо в центр огромного зеленоватого лба — размером с антенну дальней космической связи, потом перевел его на мощную шею, в том месте, где кожа была менее защищена роговым слоем и проходили кровеносные сосуды толщиной с добрый оптический кабель.

— Что расскажешь нам, красавица? — cпросил её Командор. — Разрешение на работу имеется? Что делала на земной ферме? Врать не надо, мы все знаем.

Зейнаб испуганно скосила глаза на луч, который оранжевым пятном остановился на её шее и заговорила:

— Гражданина большой начальник, регистрация нет, разрешение нет, на родине великанчики кушать много-много хотят, а бай Хаким барашков за галкред продает, земной алтын не берет, титановый монет не берет, золото не берет даже! Полов нельзя варить, рис дорогой, в казан-мангал дрова покупай надо. Отпусти, пожалуйста, дубина ты столеросовая, начальника большая всех превыше!

— Но, но… Я тебе дам — дубина! — прорычал Командор. Вмешался Вильджар:

— «Дубина столеросовая» — это у них такое уважительное обращение, большой человек значит. Причем не «стоеросовая», 11, а «столеросовая». Особенности произношения. Их так земляне научили.

— Да, да! — заискивающе заулыбалась великанша. — Так говорит, правильна! Зебуба убил, храбрый воин из рода Иктоми, 12одна я теперь кормилица своим великанчикам. Отпусти! Я знаю — где галкред майнят на Земле. Все базы знаю! Все покажу, только отпусти!

— Так уж и все базы? Врешь ведь! Много вас таких после войны с гармошкой, знающих…

— Не вру, клянусь Сатурном, отцом нашим Кроносом клянусь! Сеть связана, есть код, который показывает карту! Все точки на карте, все фермы есть!

— Покажешь?

— Покажу, здесь покажу, только руки отпусти…

— Эээ, нет! Ты разнесешь нам тут все и нас прихлопнешь. Так не пойдет. — Командор переместился в своем кресле прямо к голове великанши. — Воину скажи — как открыть дверь в ферму, как включить карту. Он всё выяснит и нам расскажет. Если это так, то я сам отправлю тебя на Титан и закрою глаза на то, что ты здесь находишься нелегально. Даже разрешу заработанное слить на твой счёт.

Зейнаб всхлипнула. Слезы размером с грецкие орехи покатились из её глаз по темным щекам, прорисовывая полоски на грязно-зеленоватой коже. Тенёта по прежнему держали мощное и опасное тело.

Командор отлетел обратно, на своё место.

— Телепат покажу! Воин Иктоми, телепат включай, моя голова карта читай.

••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••

Вильджар бежал по торговому центру, перепрыгивая через напольные вешалки с одеждой и витрины. Он поливал из гипноизлучателя охрану, которая опадала в стороны, как жухлая трава и когда его уже готовы были схватить — распадался молочными каплями, просачивался сквозь расставленные руки, сквозь заброшенные сети и собирался вновь в целостность своей оболочки уже внизу, у самых ног захватчиков, проскальзывал ужом.

Каменная улитка-лабиринт казалась нескончаемой. На каждом повороте стояли охранники. Торговцы без страха пытались схватить Вильджара и кричали:

«Вот он, ловите!» Но этого никому не удавалось сделать.

Великанша Зейнаб не обманула и показала базы планеты, где майнились галактические кредиты. Одной из таких баз оказался гипермаркет Торговой Киберкорпорации. И теперь Вильджар стремительно продвигался к ферме майнинга, которая размещалась в центре. Его маскировку разоблачили сразу же, когда он проник в гипермаркет. Поэтому пришлось пробиваться с боем.

Ферма находилась за бронированной дверью, к которой вел грязноватый технический коридор. Уложив отдыхать пару громил позади себя, Вильджар быстро подключился к Тенётам и сплел сеть, закрыв вход в коридор силовым полем Струн. Теперь никакая сила не смогла бы расшатать то, что являлось основой Универсума. Даже термоядерный взрыв извне. Коридор стал похож на подводный колокол паука-серебрянки — сплошь покрытый пульсирующей серебристой энергией.

Вильджар подошел к двери и набрал код доступа: 384915. Дверь вздрогнула, код из красного на экране изменился на зеленый. Он дернул ручку и вошел в прохладную темноту. Мерно и уверенно гудела вентиляция, внутри находился круглый зал с пультом управления, как на старых атомных станциях и фермы для майнинга. Вильджар сделал несколько шагов и остановился осмотреться. В зале не было ни единой души. Вдруг он услышал голос:

— Клан принял решение переселиться из Пустошей в Сизогорье. В Пустошах стало голодно и опасно.

Говорили так, будто это был подросток. Ему ответил другой, бархатный баритон:

— Злые мысли людей бегут по спирали наравне с хорошими намерениями. И если всё плохое — мысли, желания — будет уходить сквозь дыру в паутине, то с человеком останется лишь хорошее, не только во время бодрствования, днём, но и ночью, во сне.

Третий голос был женским:

— Смотрите, у нас гость. И он с недобрыми намерениями пришел.

Первый голос пробормотал:

— У него оружие, но дело не в этом. Это Тенётник.

Баритон спросил:

— Зачем ты пришел? Откуда у тебя код от двери? Ты узнал его от представителей Гадеса, которые сейчас находятся на вашей станции?

Вильджар осторожно сделал несколько шагов, держа гипноизлучатель наготове:

— Где вы? Откуда вы говорите? Кто вы такие?

Женский голос ответил:

— Много вопросов, чужак! Зачем ты пришел, скажи нам и может быть мы оставим тебя в живых.

— Вы мне угрожаете?

— Нет, это ты пришел сюда с оружием.

— Как бы я попал к вам без оружия? Можете не отвечать, я догадался кто вы! — с вызовом крикнул Вильджар в пустоту купола, откуда доносились голоса.

На некоторое время воцарилось молчание, затем баритон ответил:

— Кто мы?

— Вы — кабордиане! Нажинщики! Ваше пребывание на этой планете незаконно! И в этом Кластере тоже! Вы сами знаете, что это так!

— Как же ты остановишь нас, Тенётник? — усмехнулся женский голос, — неужели своей шаманской трещоткой?

— Нет, но у меня есть другие средства! — с вызовом ответил Вильджар. — Я покажу их вам!

— Он имеет ввиду Струны, — ответил встревоженным голосом подросток.

— Но тогда он сам погибнет, — возразил баритон.

— Нет, он уйдет из Кластера. — ответил подросток. — Они так всегда делают — уходят по Струнам.

— Да, малыш, ты прав! Мы всегда так делаем. — рассмеялся в ответ Вильджар. — И я сделаю это сейчас, если вы сами не уберетесь!

— Я не малыш! — обиженным срывающимся голосом вскрикнул кабордианин, — Мне тысячи лет! Я старше тебя!

— Для Струн это не имеет значения, ты должен это знать. — насмешливо отозвался Вильджар. — Так что будете делать? Я не хочу с вами воевать! Я хочу, чтобы вы убрались в свою Вселенную. Вы нарушили тьму межгалактических и межплантных законов. У землян соглашение с вашей чугуноголовой расой, вы его нарушили, пробравшись сюда и оборудовав здесь это логово! Соглашение еще с времен падения Пеллы!

Молчание. За ним последовал шорох и баритон сказал:

— Мы посоветуемся!

— Нечего тут советоваться! Просто убирайтесь! Иначе я покажу вам — как работает Теория Струн13 на практике!

— Верни нам гадесов, если они задержаны. Пусть стартует их корабль на орбиту…

— Не знаю я никаких гадесов! Хватит трепаться и тянуть время!

— Нам надо демонтировать оборудование.

— Нет, убирайтесь так! К своей жнецовой Баго Матери! Считаю до…

— Хорошо, мы уходим!

Раздалось шипение, купол открылся и три огромные тени проскользнули в портал, распахнувшийся золотистым цветком лотоса в небе, среди черно-багровых туч.

••••••••••••••••••••••••••••••••••••••••

Тула провел рукой со светящейся золотой татуировкой на своем предплечье к сканеру, дверь тяжко вздохнула и отошла в сторону. Он вошел в комнату переговоров.

— Доброго времени суток! Познакомьтесь доктор, это наши заказчики, — прогудел Командор. — Господин Бобровский и его подруга госпожа Грибодаева.

Перед Тулой в кресле сидел мужчина земной расы, лет ему на вид было около пятидесяти, седые волосы коротко подстрижены, нос совершенно кривой и несколько раз ломанный. Одет был заказчик изящно и фасонисто: углепластиковый пиджак в крупную клетку и элитные джинсы из космоткани — со светящимися швами. На поясе из кожи королевской кобры, в специальной кобуре находился складной нож. Вообще-то сюда запрещалось заходить с любым оружием и Бобровский почему-то не сдал нож. Наверное, сделал вид, что забыл.

Про себя Тула отметил, что одежда заказчика была класса «суперинтел-ди-три-о»14 и при угрозе могла превращаться в пуленепробиваемую броню. Обувь — левитирующие туфли из кожи харкса — ящера с планеты Гадония. «Может быть он не человек, а гадонец?» — подумал Тула. Гадонцы были расой полулюдей-полурептилий, хорошо владели гипнозом. «Опасный экземляр!» На руке у Бобровского блестел смарт-браслет, на шее болтались бионические наушники-переводчик. Они слегка шевелились, как две змеи — сканировали эфир.

В соседнем кресле сидела молодая женщина, лет тридцати, маленькая, худенькая и вся похожая на гибкую змейку, с капризным выражением на лице и с ногами в кресле. Волосы у нее были цвета пшеницы. В одной руке госпожа Грибодаева тонкими наманикюренными пальчиками сжимала мундштук, выточенный из какого-то синего минерала, похожего на чароит и дымила сигаретой. В другой руке она держала бокал с соломенным вином. Тула кивнул и прошел к своему креслу.

— Итак, начнем, господа! А где Вильджар?

— Он сейчас будет. Приводит себя в порядок после операции в Гипермаркете. Доложит по прибытию.

— Хорошо. Господин Колоксай, включите проектор… и экран.

Доктор переглянулся с Командором и нажал в начале клавишу экрана хронокинеза 15 , затем проектор. Стена-экран замерцала четкой и ясной картинкой. На экране появился коротко стриженный человек с ровным и уверенным лицом.

Представители Гадеса застыли, Грибодаева не дотянула бокал с вином к своим тонким губам, застыл сигаретный дым, как нарисованный на объемной картине, Бобровский смотрел прямо перед собой. Он не успел повернуть голову в сторону проектора. Гости напоминали застывших реликтовых мух в янтаре.

— Мы приветствуем Командора Торсона! Рад видеть тебя и твоих людей целыми, цельными и осознанными!

— Будь здоров и счастлив, Рик Вард! 16 — ответил Командор. — Я тоже рад тебя видеть. 17

— Чем могу помочь тебе и твоим людям, Командор Торсон?

— Меня волнует состояние Кластера. Я передал корпорации защиты Вселенной отчет.

— Смотрел голограмму. Совет корпорации одобряет ваш переход отсюда, из Земли Мидгард на Землю Велес. Работы по дальнейшей поддержке НИИ Хронопластики признаны нецелесообразными.

— Велес? Это в Супер Рыб-Персея… 18

— Да, это именно этот Супер. Около тысячи галактик в массе. Будете работать со специалистами из Суперкластера Большой Медведицы.

— Но Ланиакея…

— К сожалению, Ланиакея дрейфует к Рагнареку, вместе Супером Рыб-Кита. И расширенеие вселенной, согласно Хабблу тут ни при чем. Мы выяснили, что материя в этом месте с невероятной скоростью перетекает куда-то в другую вселенную.

— Это означает, что материя переходит в энергию.

— Да, так и есть, Камандор.

Металлическая дверь вздохнула, отъехав в стену и вошел Вильджар. Его инопланетная физиономия сияла чернозубой улыбкой:

— Разрешите войти, герр Командор?

Командор с досадой махнул рукой: «Садись, мол, не мешай!» Вильджар звонко протопал башмаками с титановой подошвой по микроконтактному ворсистому полу, пыльные следы тут же очищались, всасываясь внутрь покрытия. Он уселся в кресло и кивнул Туле, после чего принялся полировать когти лазерной пилочкой и вылупился на экран с совершенно довольной рожей.

Рик Вард c экрана неодобрительно посмотрел на тенётника и продолжил:

— Мы предполагаем прокол из внешней вселенной, из Мультиверсума. Кто-то очень мощный и информированный упросил Божественных Близнецов открыть Переход.

— Кто же это?

— Пока это нам точно неизвестно, досточтимый Командор Торсон. Есть только предположение, что это Великий, возможно сам Видар. Такие предположения исходят из анализа уровня доступа и некоторых технических деталей, которые выяснили наши спецы. Но так же данная информация означает, что либо происходит утечка, либо вторжение. Косморазведка пока ничего подозрительного не обнаружила в секторе, хотя нами задействованы несколько тысяч беспилотников — спейсодроидов и пара сотен разведывательных кораблей.

Вильджар при этих словах хмыкнул и выключив пилочку, бросил её на стол. Он налил себе из фиолетового декантера, который стоял на столе вина в бокал и, отхлебнув, с удовольствием зажмурился. Он открыл глаза и посмотрел на заказчиков, которые застыли в неудобных позах, затем перевел взгляд на экран.

— Если Командор Торсон позволит — я объясню, что происходит, — сказал он Рику Варду.

— Говори, Вильджар, — Торсон повернул голову в сторону тенётника.

— Эти существа, парализованные вами — представители Гадеса, насколько я вижу их суть. Точнее, представительница. Мужчина — с Гадона, он рептилия. И, как я понимаю, это те самые заказчики, о которых мне говорил доктор Тула. Они имеют прямое отношение к незаконному майнингу. Я побывал на одной из баз, которую нам слила великанша Зейнаб и нашел там майнеров.

— Кто они? — спросил Торсон.

— Кабордиане, три штуки. Я их прогнал, но такие базы на карте — по всей планете. Заброшек на Земле очень много,  это старые техносооружения: здания бывших атомных электростанций, которые пока не успели демонтировать, олимпийские стадионы, старые научные институты и заводы. Надо проверять все.

— Кабордиане нарушили соглашение, — сказал с экрана Рик Вард. — Значит, это война. Командор Торсон, вам будет необходимо зачистить планету от майнеров.

— Что делать с гадонцем и его подругой?

— Откажитесь от заказа. Пусть ищут других исполнителей. Майнеры-кабордианцы и их исполнители сейчас гораздо важнее. Унибанк одобрит вам кредит, превышающий планетарный заказ в три раза без выплаты процентов и сроком на десять световых лет. Я, как представитель Унибанка и куратор проекта — позабочусь о финансировании.

— Но когда мы сможем получить галкреды на счёт, согласование…

— Не думайте об этом. Деньги будут на вашем счету до конца текущих земных суток. Гарантирую вам это!

— Хорошо, согласен отменить заказ. — сказал Торсон. — Но что нам делать с конфискованным оборудованием и галкредами, полученными майнингом?

— Оборудование уничтожить дезинтеграторами, кредиты — на счет станции и экипажа. Считайте это своей премией. Мы пришлём звено тенётников в помощь вашему… Вильджару. Так же, в течении суток ждите их.

Рик Вард отсалютовал и отключился.

Вильджар прострекотал замысловатую мелодию — это заменяло ему свист:

— Щедрый викинг!

— Он ярл 19, между прочим, а не простой викинг. — сказал Торсон, нахмурившись. Потер седые виски средним и большим пальцами руки. Кресло отлетело чуть в сторону.

— Доктор Тула, размораживайте гостей. С амнезией на пару секунд.

Тула нажал кнопку в столе. Вильджар налил себе вина. Его плеск в бокале совпал с приходом в себя Бобровского и Грибодаевой. Рука женщины неуверенно дернулась и уронила пустой мундштук — сигарета успела прогореть, фильтр тоже выпал и его жадно поглотила микроворса коврового покрытия. Мундштук остался лежать на поверхности — интеллектуальный ковер отличал мусор от полезных предметов.

Вильджар сделал вид, что читает какой-то документ на столе, заканчивавшийся грозным предупреждением:

КОПИРОВАНИЕ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ТЕКСТА БЕЗ СОГЛАСОВАНИЯ С АВТОРОМ КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕНО! КТО СОПРЁТ-ЗАРЕЖЕТСЯ!

Директор НИИ Хронопластики: Д. И. Давыдов-Бенпантерин

(академик, архимаг и ведущий хроноспециалист)

— Господин Бобровский! Мы вынуждены отказать вам — заказ не может быть реализован. — сказал Торсон. — Руководство не одобрило наше вмешательство и просит вас искать других исполнителей.

— Но ведь кроме вас никто это не сможет сделать никто! — воскликнул Бобровский.

— Мы не можем реализовать планетарный заказ.

— Причины?

— Мне запрещено разглашать их, но к вам они не имеют никакого отношения. Вас корабль заправлен, можете отправляться.

Грибодаева возмущенно фыркнула и подняла свой мундштук:

— Могли бы хотя бы извиниться…

— Не мог бы! — невозмутимо ответил Торсон. — Мои предки грабили и жгли монастыри, разоряли деревни, отбирали последнее, а так же насиловали хорошеньких строптивых женщин. Я тоже не знаю — почему я должен извиняться, если на мне нет никакой вины.

— Вам есть чем гордиться! — Грибодаева от злости сломала мундштук.

— Доктор, проводите наших гостей, им пора отчаливать.

Тула поднялся. Бобровский вскочил с недовольным видом:

— Мы ведь даже не обсудили условия! Почему вы не сообщили мне об отказе по гиперчату? Лететь в такую даль… Я этого так не оставлю!

— Нож свой сьешь? — пробормотал Вильджар.

— Вильджар, помолчи! — Торсон достал серебряный цилиндрик. — Господин Бобровский, вы знаете что это?

Бобровский дернулся и сделал движение пальцами, как-будто ловил что-то в воздухе. Он часто и нервно задышал.

— Знаю! Знаю на что вы намекаете! Пойдем, Ольга! — и решительно зашагал к выходу. Грибодаева лениво последовала за своим партнером. Тула открыл дверь, учтиво пропустил вперед заказчиков и вышел вслед.

— Командор, чем вы так напугали этого гадонца? — спросил Вильджар.

— Сканер-определитель инопланетных рас.

— Он испугался разоблачения?

— Да.

— Глупый рептилоид. Они до сих пор не в курсе того, что тенётники их чуют по запаху.

— Ты лучше готовься, скоро тебе подмога прилетит. Планету надо вывернуть наизнанку и найти всё фермы.

— Фермы у меня в голове, все до одной. Я переписал их на мнемооблако корабля, в зашифрованном виде, естественно.

— А ты точно уверен, что великанша передала тебе все фермы и ничего не скрыла?

— Я сканировал её память полностью.

— Просто если что-то останется, а мы отсюда уйдем, ты же понимаешь…

— Да. У нас отзовут лицензию и кредит может оказаться под угрозой.

— Совершенно верно. Хотя я доверяю Рику Варду, но не он один принимает решения по нашему делу.

— А этот, директор ваш, Бенпантерин?

— Директор — это просто директор, который подчиняется совету, а за советом стоят Ренегаты, они то и есть главные заказчики НИИ. Расскажи, что было в гипермаркете?

Вильджар обстоятельно, но коротко пересказал свои приключения.

— Значит, Клан, говоришь?

— Да, так и сказали про Пустоши и Сизогорье. Я проверял по карте и по нейросети, такой локации не нашел.

— Это новая локация. Подпространство.

— То есть?

— То есть прокол от Близнецов, про который говорил Вард — он здесь, на Земле.

— Как это может быть?

— Здесь когда-то хозяйничала раса демониан. Демониане тесно связаны с кабордианами, там в космосе. На Земле они поделили планету на две части. Одна часть жителей практиковала вуду.

— А другая?

— Другая — это наши викинги, которые и выгнали демониан отсюда при помощи вашей расы и Ренегатов… долгая история, ты можешь посканить в сети или Тулу как-нибудь попытай, он много знает про этот период.

Вернулся Доктор Тула, легкий на помине. Он вошёл и вопросительно посмотрел на Торсона.

— Что, улетели?

— Улетели. Сказали, что этого так не оставят и они потребуют компенсацию.

— Пусть требуют. Есть видеозапись, показания сканеров, свидетель тенётник, что представитель Гадона пытался совершить незаконную сделку. Я что-то хочу жрать, ребята. Пойдите пока, закажите мне что-нибудь у вашей Скатерти. Отметим наш новый заказ. Тем более, что нас не закрывают пока что, а денег у нас на десять световых лет вперед!

Рассказ опубликован в составе сборника «Институт хронопластики»  в издательстве Ridero 

Ознакомиться с информацией о книгах и приобрести их в электронных магазинах возможно перейдя по ссылкам-обложкам:

Фантастические повести Роман-технофэнтези  Фантастические рассказы

  1. Кацбальгер (нем. Katzbalger — кошкодёр), он же Ландскнета (нем. Landsknechtsschwert) — короткий ландскнехтский меч для «кошачьих свалок» (ближнего боя) с широким клинком и сложной гардой в форме восьмерки
  2. Заговор цитируется по книге — Сахаров И. П. «Русское народное чернокнижие»
  3. Заговор цитируется по книге — Сахаров И. П. «Русское народное чернокнижие»
  4. Развесистая клюква» (иногда просто «клюква») — идиоматическое выражение, обозначающее вымыслы, ложные стереотипы, искажённые представления, вздорные и нелепые выдумки.
    Идиома содержит в себе оксюморон, который заключается в том, что низкорослый (2—3 см) стелющийся по земле кустик клюквы никак не может быть развесистым. Выражение обычно употребляется в язвительно-ироническом смысле, чаще всего о бытующих среди иностранцев домыслах о России и русских: о жизни, культуре, истории, языке и т. п.
    Выражение, по мнению исследователей, появилось на рубеже XIX — XX веков как устная шутка, высмеивающая нелепые представления иностранцев о России. Объектом шутки являлся иностранец (чаще всего француз), описывающий клюкву как большое дерево. В передовице «Московских ведомостей» Михаила Каткова от 16 ноября 1871 года цитировалась статья о Москве, опубликованная в популярном парижском еженедельнике «L’Illustration». 
    Там «самым древним из религиозных памятников, построенных в ограде Кремля», был назван незавершённый к тому времени долгострой — храм Христа Спасителя, никакого отношения к Кремлю не имевший.
    Патриот Катков не упустил случая съязвить: «Пахнуло на нас теми блаженными временами, когда французский турист рассказывал, как он в России сидел à l’ombre d’une klukva…» («под сенью клюквы»). Данное выражение также ошибочно приписывалось французскому писателю Александру Дюма-отцу, который якобы употребил его в своих записках о России, чего на самом деле не было
  5. Мерови́нги (фр. Mérovingiens, нем. Merowinger или Merovinger) — первая династия франкских королей в истории Франции. Короли этой династии правили с конца V до середины VIII века на территории современных Франции и Бельгии. Они происходили из салических франков, которые в V веке обосновались в Камбре (Хлодион Длинноволосый) и в Турне (Хильдерик I). Современники также называли Меровингов «длинноволосыми королями» (лат. reges criniti). С языческих времен и до своего падения Меровинги носили длинные волосы, считавшиеся обязательным атрибутом монарха. Франки верили, что Меровинги обладают сакрально-магической силой, заключавшейся в чрезвычайно длинных волосах их владельцев и выражавшейся в т. н. «королевском счастье», олицетворявшем в себе благополучие всего франкского народа. Такая причёска отделяла монарха от подданных, которые носили короткие стрижки, популярные в римскую эпоху, считавшиеся признаком низкого положения слуги или раба. Отсечение волос считалось тяжелейшим оскорблением для представителя династии Меровингов, на практике оно означало потерю прав на обладание властью (примером тому может служить сын Хлодомира Хлодоальд, известный впоследствии как святой Клод).
  6. Цитата из «Эпиграмм» Марциала в переводе Петровского Ф. А.
  7. Мальпигиевы сосуды — органы, выполняющие функцию выделения и осморегуляции у ряда наземных членистоногих и паукообразных. Названы в честь биолога Мальпиги, открывшего их в 1669 году 
  8. Вильджар относится к расе настоящих тенётников, то есть разумных паукообразных
  9. Theridion (лат.) — род пауков из семейства пауков-тенётников
  10. Омар Хайям, поэтический сборник «Рубаи»
  11. То есть — неотесанная. В XIX веке считалось, что «стоеросовый» — от «растущий стоя». Поздняя версия возводит это слово к числительному «сто» и прилагательному «ероховый» («сучковатый»). «Стосучковая» в таком случае значит «неотесанная».
  12. Иктоми, Икто — в мифах сиу-дакотов (Северная Америка) сеятель раздоров, паук-трикстер и одновременно культурный герой, изобретатель человеческой речи. Иктоми обладал способностью принимать любой облик. Он избавил людей от злобного духа по имени Ийя-пожиратель (персонификация циклона). Иктоми чаще связан с животными, которые оказываются жертвами его бесконечных розыгрышей. У некоторых племён сиу (понка, омаха) тот же персонаж носит имя Иктинике и выступает иногда покровителем воинов, у чейеннов аналогичная роль отводится Вихийо. Вильджар является потомком Иктоми.
  13. Теория струн — направление теоретической физики, изучающее динамику взаимодействия не точечных частиц, а одномерных протяжённых объектов, так называемых квантовых струн. Теория струн сочетает в себе идеи квантовой механики и теории относительности, поэтому на её основе в будущем построена теория квантовой гравитации.
  14. d3o (ди-три-о) — материал, мягкий и эластичный до тех пор, пока к нему не будет применено резкое сильное воздействие. Он мягкий как жвачка, но если ударить по комку этого материала молотком — комок почти не деформируется. Изобретателем D3O является сноубордист Ричард Палмер. Материал был запатентован ещё в в 2002—2004 гг, Используется для изготовления спортивной одежды и бронежилетов.
  15. Хронокинез — замедление времени. Разработка для специалистов Института Хронопластики и высшего руководства Вселенной. Обычные люди и представители других инопланетных рас в момент включения экрана не видят происходящего.
  16. Вард, он же ward, в переводе означает опекун, страж. Имя Рик — сокращение от Ричард, имеет древнегерманское происхождение и означает «отважный властелин», но существует и другая версия, по которой оно произошло от сочетания английских слов «rich» и «heart», что означает «богатое сердце»
  17. «Vart du heilur» — так приветствовали друг друга викинги: желали друг другу оставаться целым, то есть здоровым (такие же значения прослеживаются и у русского прилагательного «целый» — сравните со словом «целитель», «исцелять»). Другой вариант архаичного приветствия — «heil og sæl», то есть» (будь) здоров и счастлив»
  18. Супер или иначе — Суперкластер. Сверхскопление галактик — многочисленные группы галактик и скоплений галактик в составе крупномасштабной структуры Вселенной. Галактики в нашей Вселенной не распределены равномерно — большинство из них объединены в группы и скопления, содержащие от десятков до нескольких тысяч галактик. Эти скопления и дополнительные изолированные галактики в свою очередь образуют ещё большие структуры, называемые сверхскоплениями, включающими от двух до двадцатигалактических скоплений, которые расположены либо в галактических нитях, либо в узлах пересечения нитей. Размеры сверхскоплений достигают сотен миллионов световых лет. Сверхскопления настолько велики, что не являются гравитационно-связанными и, поэтому, принимают участие в расширении Хаббла. В пределах 1 млрд св. лет находится около 100 сверхскоплений
  19. Ярл (др.-сканд. Jarl) — один из высших титулов в иерархии в средневековой Скандинавии, а также само сословие знати

Максимегалонский институт медленного и болезненного выяснения самых что ни на есть очевидных вещей (МИМБВСЧНЕОВ)

Основан кто знает сколько тысячелетий назад.

Записывается в виде блога впервые

Яндекс.Дзен

Дисклеймер

Сайт AlgDeusEx.ru не является СМИ и не подлежит обязательной регистрации. Перед комментированием или каким-либо публичным  обсуждением материалов, размещенных на сайте, настоятельно  рекомендуется ознакомиться с ПРАВИЛАМИ

Информация

Сайт AlgDeusEx.ru является персональным блогом. По вопросам сотрудничества, размещения рекламы или приобретения прав на тексты и графические материалы — обращайтесь к администрации через чат либо свяжитесь через социальные сети.

Кто здесь?

Посещения 2019

Ваш IP: 3.236.164.119

КОНТАКТЫ

Copyright © 2015-2020 Alg Deus Ex

To Top
Авторизация
*
*
Генерация пароля
 АВТОРСКАЯ ФАНТАСТИКА

РОМАН-ТЕХНОФЭНТЕЗИ
47 Большой Медведицы

КУПИТЬ СЕЙЧАС!
close-link